Violence [by Дима Искра]



Находятся в моем мире: 1
Гостей: 1
Жителей: 0
 Каталог файлов
Главная » Файлы » Багровая Рукопись (сборник)

Багровая рукопись (сборник)
[ ] 27.01.2009, 04:40
Дима Искра

=============================================

Багровая рукопись

=============================================

Слово как способ быть
Наидолее точно...
Этот сборник начали днем...

МАНИФЕСТ
***
Здоровья вам, поэты и клиешловы!
Манифест пластмассового века русской литературы.
Клишеловы!Самоубийцы через старость!Вы жирны своими точками.Точками окончания и соприкосовения, проверяющие безударную в корне.Здесь вам не рабочая столовая-здесь искусство!!!Мятный и фруктовый идеализм, липнущий к вашим зубам може философия!
Я-поэт!Мысль иногда убегает от бумаги, но всегда остается со мной.Как и все я-палитра, но незасохшая, не потрескавшаяся от старости...Для всех, а не за пазухой!Рисуйте мной, люди и клишеловы;съешь меня, время, как медовую акварель, только не подавись, не захлебнись и не сойди с ума!
Сегодня более не существует!Где-то завтра, где-то вчера!Человек рождается человеком, им же и умирает.Заорн исторического времени сжал спираль в точку, сжал зрачок в точку...Совершенное существует-любое развитие-регресс!
Мечтая о завтра, мы навечно оставляем себя во вчера!В щель между секундами и смертью лезут новые поколения, новые слова.
Точка.Необъяснима.Мы имеем полное право ее не понимать-она несовершенна если видима, если невидима, она не существует!Но она есть и значит, что она и есть путь за границы разума.Понимание точки есть понимание жизни в объеме.Ощущение точки-пребывание в ничто.
Мое время-картонный циферблат и нарисованные стрелки.Я засну, открою глаза и заплачу, прочитав это.Я-человек больной временем, я боюсь смерти.
Времени нет!Время кончилось, а вне времени человек не имеет права ошибаться.
19.Кажется, это конец.Одиозное право жить, где ты?
Поэты-рудокопы и гробокопатели.
Наша жизнь-ощущение неотвратимого будущего и ответствености за прошлое и отсутствия в настоящем.Мы не люди спереди, сверху, сзади или сбоку.Нас нет-мы во времени!
Мысль в темноте дрожит и выплескивается, она полга всегда.И вечный нож в черепе и вечное ощущени вероятностей.
поэзия-одиночество гордецов!
Поэзия-эгоизм!
Поэзия-я и для меня!
Моя слава для них, это дарю!Это вам нужно!
Слово мое!Только мое и каждое из них присваиваю своему перу!
Слово.не сытое, не пьяное, не в хорошей спортивной форме.Оно в полубреду, оно на простынях, оно в бессоннице, оно отравлено, оно шатается, оно болит, оно хочет, оно не может не хотеть.
***

ПРОГРАММНОЕ
***
Futurum, кажется настал,
Нам времени спираль сжимает горло,
Распятого убийцами Христа
Карман, вакцины глупости набитый полно.
Когда толпа взбиралась по Голгофу-
Им жизнь в множество раз трудней,
На полотне, подобные, как мы,
Как клякса человека в небе наших будней.
Мы не пришли на ярмарку тщеславных,
Дивизий самолюбия солдат,
Но на афише собранной из клочьев
Прочли, что мы – их главный экспонат,
На блещущую бляху, на ремни
Людей, чьи головы годны на то,
Чтоб из постукивать как дыни,
Мы вычистили фраки наших дней
И сплюнули слюну своей гордыни.
***

Багровая рукопись
***
Багровая рукопись выжжена
Парой кавалерийских атак рецензий.
В постели два скомканных сердца 
На многоэтажных подушках.
Рисуя просроченой сбившейся тушью 
Пророчество-
Это слово между алкогоьным и сном
Обязательно кончится точкой.
Багровая рукопись-
Линия недостижимых закатов.
Хребет переломан стальною пружиной-
Это похоже на сладкую вату,
Которой набили чучело
И положили под елку-
Это их примитивное чудо,
Если волоком, волоком
Изнасилованную девчонку заставляют читать
Багровую рукопись.
Листья пересеченные плоскостью синих чернил.
Если белое наизнанку вывернул-
Линия оказалась ровной-
Это стихотворение будет программным,
А рукопись должна оказаться багровой.
***

ХРОНОЛОГИЯ
***
Не останавливайте террор – перебесятся!
Скорость – заменитель кокса,
Кайф – заменитель времени.
Я ощущаю себя в девяностых,
В грязном питерском сквоте,
Проблеванный гад –
И вроде никакой чернухи,
Октябрь, осень
Тысяча девятьсот девяносто седьмой
Год. Мне исполнилось восемь.
Девятнадцать. Гудок. Восемьдесят девять –
Телефон моего рождения.
Мое поколение обласкано временем,
Но верить в это не хочет.
Мое мертворожденное дитя
Угарным газом в чреве задохнулось.
Раздавленная под ботинком тля, зарезана
Бессмысленная юность.
Раздавленный сентябрь кричал
Под гусеницей БТР’ов,
Под шаг георгиевских кавалеров
Скончался –
Внезапно – так же как и начал.
Это наше бремя – истекая кровью,
Залезть на божественный зиккурат,
И там вскрыться надвое
О лезвие баррикады,
Скрывающей мои поступки,
В которые вшита справка –
Этот поэт невменяем –
Ему не стоит доверять.
Телевидение, интернет, информационные войны;
Нормально функционирующий мозг
Взрывается непроизвольно.
Мое преимущество перед системой –
Если в моих руках по гранате –
Государство получит еще один взорванный супермаркет.
***


Intro
***
Отхаркиваясь технологий hi-tech’а, я почувствовал удар в темя. Концентрические круги разбивали реальность. Я оказался в канаве и солнце, детское как апельсин, поддало мне в темя – я обернулся. Оно звало меня к себе, оно раздвигало ноги как девятиклассница. Как в цирке для умалишенных я захлопал запястьями и кинулся вверх, вгрызаясь ногтями в землю, швыряясь кольями, распихивая их в карманы и в рот. Люминесцентные лучи солнца, солнца – спутника человеческой гениальности, вгрызали фонарную сущность в нее мясо, оставляя ожоги от затушенных о свиную кожу окурков. Я стал складывать лучи в одежду, за пояс, за воротник. Набрав полные пригоршни солнца я опомнился и сел на дорогу, вытаскивая отовсюду лучи, лучики и совсем еще лученыши, поплевал на руки и стал жадно запихивать солнце в рот.
Оно жгло глотку, оставляя язвы изнутри. Язык мой онемел от такого с ним обращения. Самый большой осколок луча, как печеную картофелину, я развернул и запихнул в рот. Кусок был горяч словно восемь патронов очередью. Я сплюнул его и он, упав к моим ногам, зашипел и завертелся.
Прогремел удар, как тысячи медленных Хиросим, плевками на очертеневших от спасения и радиации ускоглазых, плазма брызнула мне в лицо. Так умирают при взрыве плазменных панелей избравшие время Т.
Меня отбросило в канаву и чтоб заглушить боль и скорее глупость положения, принялся из мхов, вырываемых стальными навремя пальцами, выжимать воду себе в рот. Вода была мертва и глоточки нефтяного века масляно – обволакивали мне нутро, объем и форма которого стали явно ощутимыми. Положение в пространстве казалось безотносительным и абсолютным. Мякоть сворачивалась как донорский орган в микроволновке, выворачивая меня с бумажным пакетом с блевотиной.
Следующие за этим два часа я подобно сдохшей канарейке покрывался пылью и собственными внутренностями – жалкими белковыми субстанциями, главенствующими над разумом. Я превращался в кровавую Мэри.
Я открыл глаза.
Календарь.
Шел последний день сентября.
***

Часть ПЕРВАЯ

Любовь так похожа на насилие, когда выбегая потным от недопитого чая (не первая кружка), от затянувшихся предварительных ласк, от бесконечных актов, от попыток не уснуть в бессилии-выбегаешь, поменяв полярность в домофоне и пьяными глазами орешь кондуктору.Одним неловким движением выпадая из двери с надписью "не прислоняться" и, описав круг длинной в 44 дня, оказываешься на карнизе-на лице недельная щетина и синяки чуть выше левого виска.Ложе в театре самоубийц ждет тебя.А она, бесстыжая, наглая, самодовольная, смеется со сцены, заигрывая с очередным провинциальным актеришкой.Импровизация и сигарета "Diablo Rose" в тонких, слегка вспотевштих пальцах.
О, как ты рвал тогда ее мягкие ткани, растягивая пятерней ее губки в клубничном блеске, ощущая прилив крови ниже живота.Иногда хочется , чтоб она заболела чем-то страшным, непонятным-Синдромом восковой гибкости, Саркомой Капоши...Тогда рифмовать ее станет гораздо легче, не слыша этого вечнрого гытья о приверженности классике.Никогда больше не называть тебя шлюхой, чтобы этим попытаться доказать тебе свою пустую бесчисленную любовь.Никогда не сидеть в твоей панельной хрущевке на цокольном этаже, где слышно, как проезжают машины, как шелестят хрустящие ветви и в окнах не видно расвета, подброшенного очередным жребием-существовать ли миру, если любовь так похожа на насилие.
***

Love Like Violence
***
1

Их где-то двое.
Их где-то настолько двое,
Что надо растаскивать на цитаты их диалоги,
На донорство органы,
Когда они вместе – их скальпелем можно разрезать
На двести двенадцать осколков.
Несчастное сердце, когда расстаются,
Само начинает срываться,
Скрываться от пули
В двести двенадцать грамм дробовика,
Как в дурацком вестерне. И точки – капли.
Нескрываемый поцелуй обреза,
Драпировка из марли скрывает ее улыбку
Окровавленным ртом,
Срезанным под углом незаточенной финкой.
Она хочет ласкать его тело
И осколок черепа в миске белой,
Носить в маленькой женской сумочке
Или на шее,
И ничего не делать
По субботам и воскресеньям.
Есть апельсиновый торт со взбитыми сливками,
Он так его любил… То есть любит.
Но надо быть реалистами – его собирали с асфальта,
В концлагере кидали и безнадежных,
И мертвых на нары и мягче,
Чем тебя положили в операционной,
А хотели бы сразу в ящик,
И маленький номерок на ногу –
Вместо тех, что выдают в театре
Или в поликлинике в гардеробе.
Наверное и на том свете можно одеться по моде,
Он зачем-то необычайно закрыл глаза,
Запрокинув немного голову.
В морге зажегся свет…
Возможно случайно…

2

А им двоим никогда не увидеть друг друга,
Как в шахматах двум фигурам,
Слонов на черном и белом поле,
Историй две.
Она ходит по берегу моря –
Он где-то стирает гранит.
В парадных им не встречаться,
На одну звезду не смотреть,
С промежуточной станции вместе не брать билеты,
Она не подхватит ВИЧ от непроверенной донорской крови,
Даже проблем со здоровьем, куря одну сигарету не будет,
И если проснуться одновременно –
За многие километры,
Случайно «В контакте» не ищут друг друга,
И не читают одних и тех же газет,
Даже знакомых у нее с таким именем нет.
Им одновременно не светит солнце,
Не греет луна…
Когда он в компании – она обязательно будет одна.
Их точка соприкосновения – печать мирового несчастья,
Которая выцвела давностью лет.
Таким совпадениям НЕТ!!!
Наверно им лучше и не встречаться…
***

КОНДУКТОР
***
Нас собрали в огромном зале.
В этой ручке закончилась паста.
В этом городе каждый кондуктор знает,
Что мне девятнадцать.
Орали, учили думать, растягивали кругозор,
Как ободки от гондонов, срезанные ножом.
Мне немного стянуло матовым-
Я хотел написать о любви,
Но они мне вопили и прятали,
Эти темы стянули ремни.
Я бежал по асфальтовой лестнице
По прямой, замыкавшейся в круг.
На знамение люди крестятся,
Испускают сердечники дукх.
Я ведь просто хочу о любви!!!
И орал на краю тротуара.
От удара поверхность земли 
Покрывалась заката раной.
В этом городе каждый кондуктор...
Я вбегаю в троллейбус не глядя,
Отсчитав всего понемногу
Я протягиваю...Билет
Получаю, считаю...ровно
С одной и с другой стороны
Но никак!Никак не выходят лирические стихи.
Кондуктор, смротри!Девятнадцать!
И справа!И слева!Смотри!
А он мне тут взял и ответил:
Не в счастливом билете дело...
Дело в любви...
***

НЕЛОВКИМ...
***
Ползи, когда она попросит
Закату комом в горле встать.
В неделю уложилась осень.
Ты будешь спать
В запачканорм вокзале стало ярче,
Чем на бордовых простынях дворов.
Мои к тебе стихи настолько злачны,
Чтобы написанными быть на тряпках 
Для протирания заблеванныъх столов.
Меня стошнило, звонко покатившись
Монетами на липкий пол.
Я брызжу ими,мне казалось тише,
Чуть тише тысяч слов,
Признаний на любые темы.
Мне хочется прижечь тебя чуть-чуть
Окурком, чтобы ты горела,
А я смотрел в оранжевую муть
Искрящегося пламени победа-
Обугленные остовы твои.
Сжирая кванты порциями света,
Зажглись фонарные огни-
Столбы, фонтаны, флаги, лампы-кобры,
Ночник, кремень и дальним светом глаз
Горела ночь, ползя под одеяло.
Мы спали на полу-
И свет сбежал туда от нас.
Ты слизывала капли в сгибе локтя,
Нарезала и выложила прочь
В нарядный предвкушением ноябрь,
Просила расстегнуть помочь.
Я слышал этот голос проливаясь
Отходами по крашеной трубе.
В груди моей торчит стальная траверса
Неловким посвящением тебе.
***

44 ДНЯ
***
Кокетству сладких губ
И дрожи век,
Спешу полопавшимся капилляром
Догнать кровоподтеком едкий пульс,
Бесшовный, переломанный, упрямый,
Мой ангел сдох, когда тебя увидел,
В картонном платье, сбившемся на спину,
Как блядь в безумном танце снег кружило.
По локоть в дегте в мерзлом поле идол
В твоем обличье
В нем – четыре воплощения,
По положениям циферблата кратным тройке
Нас обязуют подать на колени.
Перед тобою – правила приличия,
Изображение в фотоальбоме – твое!
Засмотренное лунами бесчисленных планет
Глазницами до совершенства отполировали образ
И хаос тянет побледневший волос,
Чтобы сплести спасительную сеть.
***

НА КАРНИЗЕ
***
Время вышло и осталось за дверью,
Бог как всегда говорит: “Быстрее!!”
Что я могу сделать?
Гнида, ведь в искрящем котле огней
Не купался, не плавился!
Милая, я хочу оторвать по частям
Свое имя, конечности, мысли,
Предать на твои адреса,
На холодном карнизе трепещущий,
Мне упасть тяжелей, чем взлететь.
Проходящие мимо крестятся,
Распускают пожарные сеть…
Что-то мне в толпе не увиделись,
Не ты и не наши друзья.
Омоновцы с первого двери не выбили,
В замке началась возня,
Решив, что это бессмысленно,
Отмычка повернута вспять.
Я громко кого-то встретил:
«Я просто решил постоять!»
Ко мне относились с недоверием,
На веру слова не приняв.
На улице минус восемь,
Дома – плюс двадцать пять,
Ладно. Шоу окончено.
Ты такой пропустила фич.
Батарея греет пожарищем,
Лютый доктор вбегает нервично,
Подает бойцам разрешение
Расколоть мне отверткой глаза.
«Сука! Что тебе нужно?»
В сознании успеваю сказать.
Не позволят ангелом называть,
Но не из-за манжетов запачканных
А оттого, что отказался взлетать.
***

ТЕАТР САМОУБИЙЦ
***
Театр открыт!
Самоубийцам посвящается!
Вам полусферическое солнце комом в горле встало?
Эй, вы!Подсыпьте в чаю стронций 
И вшей под одеяло пусти.
Я твой торговец дешевым безжизненным пафосом,
Твоя дешевая шлюха в постели дней.
Ударь меня-хватит ласки!
Сделай что-нибудь поновее.
Последний вальс с водосточной трубой-
Веди ее на три сччета.
В фонтанах воды и грызне трещоток
Последний разбой.
Будь бог сам себе судья,
Он желал бы конца.
Когда желают не в долгие годы, 
А в долгие месяца,
Знай-палач и за тобой зайдет-
Плачь на людях, рви бумажные сердца!
***

DIABLO ROSE
***
Выкури мой мир,милая,
Пачкой Diablo Rose 
От выоров твоего имени
У меня передоз
Наркология месяц в истерике
Из пластмассовых трубок парад
Запустили бы новой аортой 
В легкие твой аромат
Мне единственно можно дышать им
Никотиновой страстью пропитан
Сжечь тебя!!!
Чтобы внутрь втянуть
Твой дым через угольный фильтр
***

МЯГКИЕ ТКАНИ
***
бархатный,шелковый" шепотом
"Сука!заткни свои мягкие ткани!"
Сыпешь объятиями-тошно как то...как с блядью
Пышных бульварных словечек где нахваталась?
Под одеялом с мумией в грязном тряпье?
Ласково строила глазки.Кому?Мне!
"Нежный,батистовый"-истово
А ты не смотри на меня такого
Я скоро стеку по лестнице вниз-
В аморфное тело улиц
Чтоб они захлебнулись
Чтоб захотелось за мной подсмотреть
Как буду багровым,махровым
Кому то другому, 
Но "бархатный,шелковый" шепотом
Вульгарно "я тебя люблю",но в два слова
Аb ovo заставят меня
Только к тебе возвращаться снова
***

САРКОМА
***
Болея саркомой, я волоком счастьтя
Цветы и конфеты тащу за собой.
Ты вроде бы рада-
Твой смех одномастен со мной.
Шкалы совершенства шлифуя конец
Ты вроде бы самой красивой должна быть.
И губы твои перламутровым блеском 
Как будто гранаты осколками срыты.
От этих стихов мои смолы воротит.
Я на обороте добыл в рудниткапх
Немножечко солнца,
Чтоб выблевать:"Нате!"
Лученышей преподнося на руках.
Фонтан захлебнулся глазами твоими,
Которые косточкой вишни облизанной 
В твоей черепичной прохладе нанизаны 
На очередную строчку.
Не я,а саркома страдает больше.
И скальпель ворвался твоим язычком
По клеточкам меряя кожу.
Все так же чувствительна-пальчик обгложешь
Почти до кости.
Ты возможно 
Не хочешь возни со смертельно больным?
Саркома тебе поможет.
***

РИФМОВАТЬ ТЕБЯ
***
Она закричала:"Рифмуй мое имя!
Дешевкой,весною,продажной,богиней!"
Меня Орландиной впустую назвали
В пастели,в постели мой ню рисовали
Когда мы с тобой говорили стихами
Тушили в стакане,в нирване окурки
Дешевой голландской марихуаны
Я стягивал платье с тебя
Или шкурки с подарочных мандаринов
Тебя Орландиной назвали впустую
Тебя рифмовать очень просто,принцесса
Я знаю тебя как картину,как холст
Тебя рифмовать мне не интересно!
***

ШЛЮХА И ПЛАЩ
***
С расправленными карманами,
С ребром, вырванным из груди,
Плащ и Шлюха шли впереди меня,
Она сочно скалилась и плескала хвостом,
Разбрасывая ливень и сумрак.
И Плащ казался ненужным и гибким,
Дырявым в таких-то лунах.
Шлюха сбросила Плащ и ушла,
Луна в грязи напевала
Что-то матерное, пьяное и про любовь,
Просто мелодия, без слов,
Плащ слышал это,
Но луна – просто планета,
Она не может петь!
Показалось!
Но луна не сдержалась,
Рассмеялась, но вовремя отвернулась,
От глазниц улиц и фонарей Плаща,
Обратная сторона, как Шлюха, уходила,
Глазами в спину буравил Плащ,
Паяц и Палач,
Вечность и смена.
Твое прошлое уже измена,
Твое будущее под подозрением.
Оставь! Растлением кого удивишь,
Двенадцатилетней девственнице удивиться хочется больше,
Чем удавиться блуднице, а попросту – шлюхе.
На Ленинградской, раздвинув ноги,
Сереет Плащ одинокий,
Он плачет и просит Бога, уродливо однобокий:
«Я душу продал на экспорт»,
Заправил карманы в брюки,
Он сердце отдал блуднице,
А попросту шлюхе….
***

ХРУЩЕВКИ
***
Снег слепит хрущевки,
Замерзшими окнами сложно видеть,
Не пытайся меня убить –
Наши потуги нечетны,
Потому что не делятся надвое,
Достаются одному мне.
В двоичной системе счисления,
Мы - ряд нулей,
Твой возраст – моя точка отсчета,
До семнадцати мое имя звучало иначе,
Было не страшно громко кричать,
Но меня убило отдачей.
Все уходили а я оставался,
Тебе обязательно стало лучше,
Но этого мало – накинув удавку,
Тобой в отражении был задушен.
Тварь!
Я и ходившая в белом гнида,
Под твоим каблуком оказались оба,
Чтоб рассказал тебе о любви,
Под дешевой шмалью очередной ебарь?
Сказал: «время такое!»-у меня другое
Я сломан настолько, что в меня невозможно играть,
Прекрати, блядь, выламывать мне руки!
И сама, сука, кончай стонать!
***

В ОКНАХ
***
Изолированный рассудок,
Не спугни вновь прибывшую мысль
Попыткой некрнтролируемой дефлорации
Мысли-не люди,
Перед ними нельзя извиняться.
И они не вернутся, если только
В окнах дома напротив 
Из горящих квадратов не сложится что-то
Геометрически верное,
Что я подарю тебе
Перед вторжением в твой организм
Собственной спермы.
***

ШЕЮ НА РЕЛЬСЫ!!!
***
Малолетка,здравствуй
Как новое платье?
Мятое?в складку?
Как объятия нелюбимого человека...
Но ему 19 лет исполнилось прошлым летом
И ты не одетая
В грязной ванной
Давишь из будущих шрамов кровь
В ржавую воду 
Ждешь,когда мама зайдет
Скажет,прижав конвульсивное тело:
"Милая,что ты наделала?!"
В следующий раз при свершении измены
ШЕЮ НА РЕЛЬСЫ!Долой вены!!!
***

СВИДАНИЕ С КРАБОМ (feat. Пахомыч)
***
У тебя появлялась грудь...
Расцветало либидо...
Это был пубетарный период...
Он чуть чуть и меня затронул...
Мы пришли в зоопарк в субботу...
Остановка у клетки с крабом...
Жирным клешнем он бил по борту...
И смотрел голубыми глазами...
Еле сдерживая зевоту...
Он меня подозвал клешнею...
Про тебя забыл (если честно)...
По сравнению с твоим интеллектом....
С крабами интересней!
***

Часть ВТОРАЯ

Они посчитали это удавшимся покушением,когда связали меня и бросили в информационное поле.Об этом писали в газетах,снимали порнофильмы,шептали в больницах,использовали в качестве лозунгов,рекламщики считали прибыли.Все по формуле Ювенала.Медийное человечество наперебой хлопало ослабленными растительной пищей челюстями.
Меланхолия переросла в неизвестную степень свободы и независимости.
Чаши справедливости наполнили реальным и гениальным-снова ложь!(я это орал!!!)-они набили реальность свинцом и ртутью!!!Эти буквы,эти чертовы буквы(смотри,сейчас ты их читаешь)в линейный порядок расставил кто-то.Как,вы не можете этого видеть?Научиться воспринимать хаос без правил и закономерностей-переливать логику в равнодушие;секундной,минутной связывать в узел победителем!Украсить тебя знаками императорского достоинства-пурпур и розги-карающий аппарат подавления!УБИТЬ НЕВЕРНЫХ!!!
Прочти "Введение в общую психологию" и сойди с ума от четкости формулировок-они никогда,слышишь,НИКОГДА не смогут учесть частностей!И если настанет день,когда они предъявят душу и на вытянутых руках радостно скажут:
-Вот она!-я обещаю-я повешусь тотчас же,сжимая в кармане свой набор карманных стихий..
***

УДАВШЕЕСЯ ПОКУШЕНИЕ
***
На меня направили дуло,
С виду – наган или кольт,
Дырка гротескно пялится
Сотнями сотен вольт
Граммы владеют над тоннами
Кровь превращая в вино
Пьянят и жизнь демонстрируют
Ретроспективой кино.
А я наученный опытом,
Стреляли в меня не раз,
Я пули с зубами выплевывал,
Слезами давил из глаз.
Смертельно валялся раненый
С блевотиною у губ.
На пять безнадежных вызовов
Один – Обязательно труп!
Стальное сердчишко выстрела
Прыжками меня догнало
И реверсом срикошетило
О хрупкое жизни стекло.
Врага не насиловал пулею,
Уважил конфетой свинца
И я ему смехом побрызгаю
В предсмертную краску лица,
А совесть тупой осклябиной
Кричит на меня подлецом,
А что мне? Под палку курошную
Было подставить лицо?
Чертова совесть! Тихо там!
Слова научилась класть?
А мне моя жалкая много важней!
Тысячи тысяч всласть
По вновь полюбленным улицам,
Теперь хожу в орденах,
Поправляю право на смелость,
Убил не человека – собственный страх
***

КАМБОДЖИЙСКИЕ ДЕТИ ДЕЛАЮТ NIKE
***
Камбоджийские дети делают Nike,
Копаясь руками в обросах.
Мой железный капитализм их об этом просит.
Чтобы ты сегодня пожрал,
Кто-то должен остаться голодным.
Если кто-то захочет жить,
Значит кто-то обязан сдохнуть.
О, прекрасный и дивный мир!
Это вправду ведь так.
В тишине провинциальных квартир,
Разливаясь похабно мрак
Из лачуги на юго-востоке
Азии
Мне доносит
Холодный Гольфстрим запахи острых блюд
Или струйки пота, что стекают тихонько в рис,
Что они назовут едой.
Их не очень касается ядерный взрыв,
Техногенные катастрофы.
Человек человеку...знаете кто...
Слезливые строфы о сострадании 
Не для меня.
Зажравшийся хиппи просит ремня,
Одеваясь под вывеской second,
Распевает хардкор и читает Умбеорто Эко.
Помоги уж тогда малышам прострочить
На подошвах отличные стежки,
Чтобы их рацион увеличился вдвое 
На две столовые ложки!
И не хуй тут ныть-
Продавец-покупатель,
Кумир потребления, здравствуй, герой!
А может быть хватит
Бомжей на халяву
Кормить нездоровой едой?
Налейте им водки-им вроде не плохо.
Судьба поравняет всех!
Кто действовал вяло-тому подвал,
Кто живо-тому успех...
Камбоджийские дети делают Nike,
Копаясь руками в обросах.
Мой железный капитализм их об этом просит.
***

MEDIA SAPIENS
***
Не сегодня – завтра,
Материк переломится,
На завтрак запахов кровогении высыплют,
Пиррихии сгорбятся дикой мыслью
И в трещину от них «Forza!»
Ряд извилистых случаев
И помимо этого
Media sapiens тряс за голову,
Хоть темью в плавленое олово,
А дай пожевать газету,
Вот я от газет воздерживался
До потери лица и пульса,
Стоило включить телевизор
Отпил немного high-tech’а
И улыбнулся.
Мама из телевизора вылезла:
«Новостей – говорит, - нет, есть абрикосы.»
Обстоятельства, обглоданные типографским шрифтом
Замертво выпали с полосы.
Настоящие историки новостей не смотрят,
Римских Цезарей и Помпей нет.
Толстомордый ящик обгладывает
Информационный скелет.
Мир не остановится
На канал не настроенный,
«Да» и «Нет» - кнопки всего две.
Я верю в солнцеворот истории
И поэтому иду по воде.
***

МЕЛАНХОЛИЯ
***
Глаза на зеленом –
Мое нарезанное треками ощущение,
Размазанное по временному тоннелю,
Проговаримое тонкими губами,
В акустике спетое одним из современных героев,
В нарезанном горле которого
Бурлит недосказанность
И строки складываемые
За сроки давности,
Не кажутся такими уж актуальными
В телеформате,
Случайно переключенный канал,
Открывший суть бытия,
Закрыт на перемену пола
Или репертуара,
Чтоб никто не понял
Кто зажег бенгальские свечи
На краю меланхолии
Встал
И разбежавшись прыгнул вниз,
Воплем радости огласив долину
Самоубийц,
И просто случайно оказавшихся там.
***

СВОБОДА И НЕЗАВИСИМОСТЬ
***
Свобода и независимость –
Уродство взрослых.
За эту фразу мне вскоре придется ответить.
Я не беззаботный и резвый ветер,
Даже не звезды.
Мы – гордо поднявшие головы,
В числе первых поднимавшие руку,
Не приемлем вашу науку,
Гнилое согласием слово,
Ржавой тряпкой накормленный рот.
Сводит судорога,
Мрачная дура – тишина,
Просит подставить живот и выцарапывает глаза.
Разучившимся видеть – картонный памятник,
Поролоновый эфес шпаги.
Свобода не терпит маятников,
Не терпит стоящих сзади,
Не приемлющим идеализм – капкан.
Железное правосудие,
Право быть судьями отдайте нам,
О наше мнение ломают кости,
Остановленные glori’ей,
Вгрызающимся в гранит истории.
Собачьей жратвы подбросьте,
Миротворец из числа неистовых,
Почувствовавший себя Александром III,
За несвободу человечьего слова – к ответу!
***

РЕАЛЬНОСТЬ И ГЕНИАЛЬНОСТЬ
***
Здоровья вам, реалисты,
И вам, мечтатели, здравствуйте,
Флегматики и холерики –
Разбрасывайте пиастрами,
В глаза мне не лезьте, мистер,
Леди, отгоните шавку,
Если я по-вашему – тряпка,
Отожмите меня быстро,
К черту сломаю ритм –
Монотонный тонический дождь.
И за что ж мне угощение втридорога,
На пиру во время чумы?
Когда рыба гниет с головы –
Мне почему достаются всегда губы?
И медные трубы на лом.
Вместо славы?
Интеллигенция и революция
Щекочут нервы,
Иссосали вопрос: кто сдохнет первым?
Хочу рифмовать Гейне!
Интересное наблюдение –
На одном из полюсов таланта я
На другом – гений.
Искулачась всеми почками души,
Я рву кровоплеву
И ору гневно:
«Категориями мыслю зверски!
Клишеловы и торгаши –
Лучше украшения вместо сердца,
Чем камень вместо души!»
Трогать душу нельзя – она тонкая!
Того и гляди – порвется!
Я выбью солнце, чтоб в глаза не лезло
И месяц сломлю, чтоб не резало!
Во мне запах пороха
И аромат миндаля-
Тащили за ворот волоком-пропиталась земля
Только что нашей блевотине прав не дали-
Оклеили ярлыками
На реверс и аверс медали.
Больничной универсалией сделали
Два пальца в рот
И живот и спину 
Теперь лечат так-
Вешают всех собак
И ищут правословия!
Пословица образно улыбнулась всемирной истории-
Время сложилось и под нажимом
Впрыснули люминофора в зиму и кровь.
Последнее слово рифмовать отказываюсь!
В бойне картонного стиха творения
Я-гений!
Я-Гейне!
Мне словослава
И многие главы
Мне!-посвятите сами
А так...
Я пули ловил руками,
Засыпая в пионовом полубреду
Запах города на спирту.
Больше нет настоящего-
Ну...я пойду?
***

ЭТИ БУКВЫ В ЛИНЕЙНЫЙ ПОРЯДОК...
***
Эти буквы в линейны йпорядок
Расставил кто-то и прыгнул,
Разорвавши апрелем зиму.
Непохоже как-то на игры.
Переломаны все ячейки,
Группировку в таблицы и строчки,
Как отглаженные сорочки 
Не приемлет природный хаос.
Без суток неделя меньше.
В узлы завязали время.
Истекали секунды кровью-
Я просил их идти скорее.
Тоже мне...Время решает все...
В порядке я бьюсь как бешеный.
Мои руки на рычаге трясет-
Циферблат приинсли на повешение
***

РАВНОДУШИЕ
***
По ту сторону микрофона,
Как в ссылку отправленный гений
Ломает обыденность формы
И не берет денег,
Сука!
В чередовании слов смысла нет!
Смысл есть, когда разобьешь себе голову,
Когда спасешь кого-нибудь,
А тебя назовут за это уродом,
Иногда просят – только без драк,
А как так можно?
И вообще, какая это драка,
Когда с тебя кожу снимают живьем?
За то, что впервые увидел структуру бумаги
Или перестал различать цвета,
Только черно-белые знаки
Разливаются в уголках глаз.
Зачем я дразню собак?
Зачем я измазан кровью?
В ожидании 40 уколов
Или хотя б одно-то пожелание здоровья.
Один из тех, кто хочет жить по правилам
В обыденный четверг залает,
Он вроде бы и хочет говорить,
Но ничего уже не понимает.
Закрыл глаза – наверно стыдно видеть,
Как человек на самом деле ловок,
Его поймают, чтобы испытать
Средства для прочности веревок.
***

СЕКУНДНОЙ...МИНУТНОЙ,,,
***
На температуре кипения ртути
Застряли часы-я видел,как стрелки
Сломались дробя в недвижении мелко
Чечетку гортанной мути
Мокроту лакая из горла поэмы
По ветру легли паруса из секундной
Минутной,заполнив пустевшие сутки
Как нотами главные темы
***

ВВЕДЕНИЕ В ОБЩУЮ ПСИХОЛОГИЮ
***
Любовь к людям дала течь,
В рукомойник кто-то подлил желчи
И плечи опускались сами собой,
Но игра стоила свеч,
Одной, двух, трех – не больше.
По теперешним временам этого хватит.
Обличие Будды сорвано с кожей.
Его погладьте!
Меня не надо.
Теперь в насилие веря
Породим сомнения в бессмертии –
Самой высокоорганизованной из материй.
***

НАБОР КАРМАННЫХ СТИХИЙ
***
Обидно умирать победителем,
Победителем природы тем более,
В набор карманных стихий
Вспомнил еще одного урода.
Бегали вперемешку с ветром,
Так не пробежишь с кондиционером,
Мне и незачем – мой идеал – тряпка
И в телевидении моя вера.
Я видел, как сходили с ума
От белых ночей,
Как десны в кости стирали,
Как ложью горели слова,
В темноте адресатов не узнавая,
Ложкой из солнца луны черпая.
Смеется время над нами,
День длиннее кажется
И месяцы с короткими именами
Смеются над желтобоким сентябрем.
***

Часть ТРЕТЬЯ

Города изнутри выворачивало серым,как тряпичных куколок,по сторонам света разлеталась прожорливая моль.В кармане маленького провинциального поселения валялось приглашение на казнь мегаполиса-отщепенца Великого Рима-тонкая пыль черной смерти мерно покроет его,струясь по ломким рельефам индустриального пейзажа.И здесь же,пролежав три-четыре года "под паром" вырастет Новый Сад,Новая Эволюция,взойдет новый Вид из Окна и вновь пришедшие поселенцы из числа глашатаев новой цивилизации изойдутся вместо поллюций внеочередной лирикой,которую лезвия города,провозвестника свежей порции обмана,разрежут на жгуты и перевяжут ими коробку с твоим подарком на День Рождения.
Когда пуст,что революции нет,не будет-возможно это не спроста,возможно,что-то в этом есть...
***

ГОРОДА ИЗНУТРИ
***
Человек рвет лохмотьями
Жизнь у времени,
Превращая других в кремни.
Любовь к себе – древнейшее чувство,
Перерастающее в искусство
Населения любого города
В жерле холода и стали,
В пыли мостовой – стой!
Если хочешь быть мертвый…
Беги! – если хочешь живой
Реквием русского зодчества,
Фастфуды – пристани.
Иисус смотрит пристально
Между булкой и сыром,
В сыром подъезде дети мучают клей,
Единица и пять нулей,
В глазах барыг и ментов
Я голову спрячу в пальто
И если бы – чудодей
На последнем суде меня спросит:
«Кто виноват?»
Заебали меня, скажу, что во всем виновата
Осень.
***

БИЛЕТ
***
Одиноко в квартире и почему то холодно,
Голова болит еще со вчерашнего прихода,
Я потерял паспорт – теперь заплакан,
Сопливый, но с неповторимым запахом
Люблю портвейн – это признак местного гражданства
Или высокого интеллекта.
Толкаю дверь подъезда на незнакомой станции,
Глотаю розовую таблетку,
Нервно падаю на лужу –
Сплевываю в асфальт,
Естественный рефлекс – стрелять!
Затягиваюсь синим дымом,
Билет московского метрополитена достаю твердо
И понимаю – он мне на хуй не нужен,
В этом жалком провинциальном городе.
***

НОЧНОЕ
***
Банановая принцесса –
Таких не подают в ресторанах
И волнует странно пьеса «Зима»,
Гулкие стоны ветра в кедах.
Дамы, встречаемые за обедом
Уже не смеются,
Им снятся испанские Альпы
Пригоревшие к смыслу жизни.
А что я могу сделать?
Ограниченный нытик!
Быть трезвым и сытым?
Или ногти грызть от голода?
Когда рвут бессонницу города
Двенадцать клавиш телефона,
Десять цифр –
Ровно на дату и время,
Но без указания года,
Здравствуй, висельник телефонного провода,
Уныло играющий в урода…
***

ВИД ИЗ ОКНА
***
Крови в моем кофеине,
Бегущем по трубам,
Как в полночь горящих огней,
Но только в промилле.
Мой город неспящий, сидящий на кухнях,
Под сталинской планировкой схоронен.
Он кажется болен!
Здесь каждая блядь заливает гляссе
И в небе как колотый сахар лунится
Звезда без названия…
Ей кажется нужно лететь,
Птицей…
Или камнем пущенным снизу вверх,
Он кем-то научен,
Закон сохранений энергии соблюдать
Поэтому для поэтов и физиков скучен.
Накурено лирикой в комнате – дышать бесполезно
В вишневой дыму оправданий.
Я донельзя, будь бы я сердцем тех зданий стучал бы
На кардиопанораме.
***

ВНЕОЧЕРЕДНАЯ ЛИРИКА
***
Год расцветал осенью, заболевал летом.
Сейчас не об этом-
Внеочередная лирика заткнула протест.
Моря меланхолия так уютна,
Как два выходных впереди,
Как теплое кресло,
Как встать и идти, если хочешь.
Ворвавшаяся золотая осень отслаивается фольгой,
Свинцовою изнанкой мокрого асфальта,
Скребется о подошвы
И слизывается дождевой водой,
Которая несет его обратно.
И солнце пьяное марает небеса,
Кофейный привкус обжигает звезды,
Которые с луною не на ты,
Но руку жмут ей как знакомой просто.
Назвали гениальным, значит врут-
Собаки лай рифмуют идеально.
Рабочий день на пять минут длинней,
А солнечный на пять короче.
Где день совокуплялся с ночью,
Фонарь сожрал тихонько темноту.
***

ЛЕЗВИЯ ГОРОДА
***
Я этому рад и я этим горд-
Я видел, как острые лезвия красок резали город
Горели в гортани прохладным огнем,
Срезая с артерии трубопровода
Клубы стекловаты.
И небо коптилось
Оранжевой гаммы клубящимся дымом.
И в центре на пересечении линий
Пленительно солнце курило спираль,
Лучами косматыми бешено било.
Заря прорастала асфальт.
***

РЕВОЛЮЦИЙ НЕТ!
***
Осенних революций нет
Зима-конец всему
И крупный град как приговор дождю
Срывает с суток свет
Туманно утро-ночь в бреду
И солнцу скрадывать луну
Помочь!
Как в одеяло темнотой
Укрыт и прочь-еще один
Они его назвали днем
В последний бархатный проем
Лучистый клин
Залез-Есенин в "Англетере
Нашелся мне-имажинист
Дождемся мая-будем все громить
Пока природа спит.
***

...закончили ночью...

От автора...
шлюха и плащ какой блок удивили love like violence писал когда жил на вокзале они перекрасили меня в черный цвет хрущевки стоя зимой на улице мерзнут ноги озлобленность почувствовали меланхолия это вообще акустика зеленый чай свечи и никаких стихов особенно в мобильный телефон еще раз оступился запнулся и полетел вниз серебряный век вид из окна он и вправду существует стоит просто присмотреться diablo rose вошло в сказку для алисы оно там программное 44 дня слишком чтобы быть программное рукопись одна из первых которой подпалили уголки мои рукописи горят свидание с крабом по мотивам письма моего друга кондуктор ключевая фраза в троллейбусе тэги солнце в лицо жарко впервые за долгое время рифмовать тебя тем кто неудачно пытается мною управлять как скзала бы моя героиня ха саркома значит не смей лгать что я тебе нужен мягкие ткани понятие двуполое на карнизе ничего личного ночное набор карманных стихий еще одно переосмысление обветшания оскудения чувство выжатости и высушенности города изнутри слегка натянгуто, но изнутри они ничуть не лучше хронология краткая биография до момента этой публикации читать строки впе
Категория: Багровая Рукопись (сборник) | Добавил: dimaiskra
Просмотров: 539 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 2
0
2 msdewpi   [Материал]
http://prsof.ru Сантехнические услуги в городе Харькове. Замена трубводопровода, канализации, приборов, стояковых труб ,радиаторов и др. сантехработы

0
1 oraievae   [Материал]
Предлагаю рассылку рекламы на 170000 форумов 50$.Бесплатная раскрутка сайта в интернете
butrek(собачка) mail(сюда точку) ru

Имя *:
Email *:
Код *:
Четверг
09.07.2020
03:46
Категории каталога
Проза... [1]
Поэзия (слова//сволочи) [30]
Сказка Для Алисы? (цикл) [0]
Багровая Рукопись (сборник) [1]
Такси.Побег от заката. (рассказ) [1]
Экономя силы ждать перемен [10]
Свежие произведения
Форма входа
Приветствую Вас Гость!
Наш опрос
Стоит ли существовать миру, в котором любовь так похожа на насилие?
Всего ответов: 13
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2020
Создать бесплатный сайт с uCoz